Boris Suranov (suranov) wrote,
Boris Suranov
suranov

Categories:

Полтинник Дюши Романова


Снято мною в 1990 г. на репетиционной точке "Аквариума".

Флейтисту "Аквариума" сегодня исполнилось бы 50. Познакомились с ним ровно 17 лет и 1 день назад. Эпизод попал в анналы усилиями нынешней вдовы музыканта, питерского журналиста Анны Черниговской, с которой мы в ту пору приятельствовали. Аня изложила некоторые детали знакомства в интервью с Дюшей в "Рокси-экспресс". Самое интересное, впрочем, туда не вошло, в чем позднее Аня призналась: "Я точно помню, когда мы познакомились - 27 июля 1989 года. День легко вспоминается, поскольку предшествовал Дюшиному дню рождения... Мы сильно выпили и получили приглашение на Дюшин день рождения, куда мой сыктывкарский приятель, сокрытый под псевдонимом "Периферийный поклонник", явился с землячкой, заблевавшей всю Дюшину (а точнее Галину) квартиру. В этой или не в этой связи, парень с горизонта исчез, а я с Дюшей и Галей подружилась..."
Кому интересно: мы действительно тогда сильно выпили, успев в процессе взять интервью у Дюши и его тогдашней супруги, ныне покойной, Галины Самсоновой-Роговицкой, а также посмотреть четвертую серию любимого "митьками" "Места встречи изменить нельзя". Один из вариантов этого интервью, в котором Аня Черниговская играла роль наблюдателя (вопросы в основном задавал "Периферийный поклонник"), вышел в сыктывкарском журнале "Кукиш" (№ 5, 1989 г.) тиражом 5 экз. Другой - Анин - вариант разошелся по стране, а впоследствии всплыл в книге "История АКВАРИУМА. Книга Флейтиста". Копирайт в расчет не брался.
За даму, заблевавшую на следующий день квартиру флейтиста, неловко до сих пор.
Вариант, каковой вышел тогда в "Кукише", кинут сюда и сюда.

ИНТЕРВЬЮ С АНДРЕЕМ ИГОРЕВИЧЕМ РОМАНОВЫМ (ДЮШЕЙ),

флейтистом «Аквариума» и лидером «Трилистника»,

в присутствии его жены

 

Участники интервью:

Дюша Романов (ДР)

Галина Самсонова-Роговицкая (ГР)

Борис Суранов (БС)

Анна Черниговская (АЧ)

 

БС: Как возникла идея создать «Трилистник»?

ДР: Идея возникла, видимо, в связи с тем, что какая-то часть «Аквариума» не может просто так оттягиваться и проводить время, когда нет нормальной концертной деятельности. И мы решили в отсутствие БГ продолжить все это. А поскольку фамилия «Аквариум» связана со всеми нами, мы решили назвать группу по-другому. Название просто пришло в голову и осталось.

ГР: Это «Адидас».

ДР: Некоторые жены утверждают, что это «Адидас»… Название «Аквариум» само себя исчерпало. Качественно мы менялись уже много раз, следовательно, мы должны как-то измениться и внешне.

БС: Кому принадлежит вывеска «Аквариум»?

ДР: Она принадлежит мне, Севе Гаккелю, Михаилу Васильеву, Борису Гребенщикову, многим людям, которые с нами играли. Это коллектив, реально возникший в начале семидесятых и просуществовавший до конца восьмидесятых. Не многовато ли? По-моему, и так уже много, и так уже перебор большой, хотя идей еще очень много и хочется еще что-то делать.

БС: Делать с «Аквариумом»?

ДР: И с «Аквариумом», и с «Трилистником»… «Аквариум» - это ателье, а «Трилистник» - это отделение этого большого ателье.

БС: Давно ли пришло желание исполнять собственные вещи?

ДР: А я их писал уже много-много лет. В первой программе «Трилистника», с которой мы выступаем, с которой впервые вышли на сцену, были вещи, собранные за пятнадцатилетие.

БС: Ты серьезно относишься к проекту «Трилистник»?

ДР: Я собираюсь этим заниматься пока жив. Я думаю, это любой из нас в состоянии себе позволить. Другой вопрос в том, что некоторые не зарекаются, что теперешнее его желание окончательно и бесповоротно. Может быть, я проживу полгода, и мне такая забавная мысль в голову придет, что я брошу все и займусь чем-то другим.

БС: Как ты думаешь, «Трилистник» сможет достичь успеха «Аквариума»?

ДР: Вот я думать об этом не собираюсь. И более того: я считаю этот вопрос нетактичным.

БС: Но согласись, что «Аквариум» знают намного больше, нежели «Трилистник».

ДР: Я не стремлюсь к популярности «Трилистника» как к таковой, я стремлюсь к деятельности «Трилистника». А всем остальным занимаются другие люди, к счастью, не всегда почитаемые и уважаемые. То, что у капиталистов называется шоу-бизнесом, у нас это называется, мягко говоря, пиратской коммерцией.

БС: Ты гордился тем, что играл в «Аквариуме», или гордишься тем, что играешь в «Трилистнике»?

ДР: Тоже странный вопрос… Я вот горжусь тем, что у меня есть семья и дети. А остальным я живу. Это мой способ жизни. Я этим дышу, я это понимаю.

БС: А с Борисом тяжело было работать?

ДР: Что значит «тяжело»?! Вот вы сами себе создаете кумиров, от которых потом не можете откреститься. Гребенщикова изобрели исключительно советские средства массовой информации. Потому что есть коллектив «Аквариум», есть какое-то определенное количество людей, которые всегда занимались чем-то одним, они генерировали эту идею совместно… И даже Борису порой неудобно, потому что на него постоянно эти венки надевают и он становится этаким монстром, мужиком на постаменте, памятником, чего ему совсем не хочется. Он живой человек со своими проблемами, как любой из нас. И – все! И не надо на эту тему даже думать. Легко или тяжело? Это тоже бредовый вопрос.

БС: Вот видишь: именно ему достались все венки популярности.

ДР: Ну и хорошо!

ГР: Спасибо Тамаре Максимовой, которая на нем заторчала как паровоз… Это разделение – БГ и «Аквариума» - началось с «Музыкального ринга», когда Максимова обращалась к залу: «Ребята! Задавайте вопросы Борису Борисовичу!..» Вышел «Ринг» на всю страну – и поехало… Тотальная популярность БГ началась именно с «Ринга». Акцент был поставлен на Гребенщикова.

БС: В таком случае почему именно БГ поехал в США?

ДР: Нелогичный вопрос. Дело в том, что к Тамаре Максимовой поездка в Штаты не имеет никакого отношения. Это совсем другие деньги из совсем других карманов. Проект был подписан Гребенщиковым на запись музыки с правом выбора им музыкантов… Нет ничего ненормального в том, что он этот альбом записал с ненашими музыкантами.

БС: Как ты оцениваешь его альбом «Радио Сайленс»?

ДР: А мне нравится! Блестящий альбом с музыкальной точки зрения!.. На счет текстов не буду спорить – с текстами получилось более странно. Но даже и по текстам – это по-своему гениально наивно. Другой вопрос: то, что пластинку можно было записать в другое время, пусть с этими же силами. Ее надо было записать и сразу же выпустить. Прошло слишком много времени, и она слегка устарела. Но все равно: она мне нравится.

БС: Какие у тебя отношения с «митьками»?

ДР: Нормальные такие, хорошие. Я даже не раз выставлялся вместе с ними и участвовал в их культурной программе: я пел под гитару песни «Трилистника»… Мне очень нравится эта группа художников: она по-настоящему независима ни от формы, ни от содержания. Они наполнены христианской верой, которая подкупает и заставляет задуматься. Они не претендуют на изящество и вычурность, на очень серьезную глубину мысли. И именно этим они добиваются такого потрясающего понимания происходящего, столь ясного, естественного и доходчивого, что поражает сразу же.

ГР: Кто-то даже сказал после их выставки: «Спасибо, ребята! Жить хочется!»

ДР: Они, несмотря ни на что, человечные и душеутверждающие, в отличие от заумия всех остальных ленинградских групп. И – главное, они очень долго пытались быть немодными, но сейчас все же они стали потрясающе популярны и весьма модны.

БС: Как ты сам оцениваешь себя как художника?

ДР: Полное говно!

БС: Есть ли у тебя идеалы в живописи?

ДР: Написать хоть одну картину, которая мне бы понравилась. Вот к этому я и стремлюсь. Потому что есть картины, которые мне нравятся, но не мои.

БС: Есть ли у тебя конкретная цель?

ДР: Конечно. Чтобы дочка выросла развитым, здоровым человеком, чтобы было ей чем дышать и что есть; чтобы семья не спилась; чтобы пол не рухнул под нами и потолок – на нас; чтобы милиционеры руки не выламывали; чтобы на лестнице морду не били… Такие вот очень мирские желания, а на остальное есть голова, что, в общем-то, от нас не совсем зависит.

БС: Что ты можешь сказать о сегодняшнем составе «Трилистника»?

ДР: В группе играет аккордеонист Сережа Шураков – просто потрясающий музыкант; барабанщик Юрий Николаев, которого я очень боюсь хвалить, потому что он гениально стучит… Вот тут я бы вот что еще сказал: из группы «Трилистник», как и в прошлом – из «Аквариума», никто никогда не уходил. Все только приходили и оставались. Все, кто хоть раз играл когда-то с нами, вправе прийти в группу снова. Парадокс!

БС: Есть ли группы, которые тебе нравятся?

ДР: К обычному набору кумиров, начиная от «Битлз» и кончая «Джетро Талл», я добавлю эту чудную четверку – «Кросби, Стиллс, Нэш и Янг», чью магическую силу я испытал на себе.

БС: Считаешь ли ты Гребенщикова плагиатором?

ДР: Да, Борис в свое время, как любой другой музыкант, начинал именно с плагиата. Вот первое прозрение: тебе что-то понравилось, и в твоей душе возникла идея делать то же самое, но не хуже. У Бори даже намного проще: у него есть просто прямые переводы песен. Причем это хорошо, так как БГ занимался классным делом: переводил на русский язык довольно неплохие тексты.

БС: Сколько раз ты уже даешь интервью?

ДР: Хороший вопрос! Не так много, чтобы все газеты пестрили только моим интервью…

Записал Борис Суранов,

г. Ленинград.

Журнал «Кукиш», № 5


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments